Казачка (kazachka07) wrote,
Казачка
kazachka07

О военных летах Зинаида Николаевна Подольская-Уварова

В предверии Дня Победы хочу выложить статью с рассказом участницы боевых действий, чтобы помнить.

Я помню тот бой

Вечер был на редкость теплым. И Зинаида Николаевна вышла из дома в легком светло-коричневом плащике, с непокрытой головой. Может быть, поэтому она выглядела совсем молодо, и это никак не соответствовало тому образу, который я для себя создала, зная о её боевых заслугах.
Может быть, вы вспомните, как все началось, как попали на фронт, – предложила я.
Вопрос её нисколько не удивил: видимо, отвечала не впервые.

– Всё началось тут, в Севастополе, при его обороне. Мне тогда только пошел тринадцатый год. Но рост был – под стать нынешним акселератам, да и здоровьем природа не обидела. Я и прибавила себе четыре года, когда записывалась на курсы ПВХО. Иначе бы не взяли. Потом понадобились санитарки на передовой – я опять вызвалась. Так и осталась на фронте. Мама, конечно, не пустила бы – да я и не спрашивала. Оставила ей только записку: мол, не могу иначе… Так и пошло. После Севастополя была Керчь, потом Тамань. И за это время я вынесла из боя 86 раненых…
Тяжело ведь как было, наверное?
– Я уже говорила, что физически была хорошо развита – очень любила спорт. Это мне и помогало, особенно в дальнейшем.
Так случилось, что после первого ранения, а это произошло уже где-то под Ростовом я оказалась надолго в госпитале. А когда поправилась, начался набор выздоравливающих на курсы водителей. Я, конечно же, вызвалась, очень тянуло меня к машинам. И спустя несколько месяцев получила направление в танковую часть, на 1-й Украинский фронт. Получила бронеавтомобиль. Отрезала косы. Надела комбинезон. Стала солдатом, как все.
Задания выполняла разные. И в бой ходила. И в разведку. И с донесениями. Однажды посчастливилось: приказали отвезти командующего армией. Дорога была скверная, простреливалась. Вела машину с полным напряжением сил. Генералу, однако, езда понравилась. «Молодец, хорошо ориентируешься, – похвалил он. А потом добавил: – А ты ведь совсем ещё паренек, и усы-то пока не растут!» – «А я не парень – девченка», – призналась я. После этого генерал как-то совсем растрогался и угостил меня… сахаром. А ребятам нашим потом сказал: «Берегите её! Никогда не обижайте!»
Ну, и как же к вам относились сослуживцы?
– В основном жалели. То сахарок подсунут, то портяночки фланелевые выделят. То стараются самую трудную работу сделать за меня. Однако я не особенно это позволяла.
Зинаида Николаевна! Я знаю, что потом вы были водителем танка. Как это случилось?
– Да так, как и всё на войне случается. Убило водителя «тридцатьчетверки». И тогда комбат - а он давно приглядывался к тому, как я езжу, – предложил посадить за рычаги меня. Командир экипажа, рослый сержант, которого иначе как Лешей никто и не звал (потому, наверное, и я его фамилию не помню) сначала даже о субординации забыл: «Мне? Девчонку? Да это как на корабле…» Но комбат уже решил. И я осталась танкистом.
Нет, знаете, как-то не укладывается. Невозможно представить, что девчонка в 14 лет управляла боевой машиной!
– Должна признаться, с большим трудом управляла. По прямой ещё куда ни шло. А когда надо было повернуть… Возьмешься за рычаг, а он как приваренный, ни с места. Двумя руками, всем телом на него давишь – не поддается. До слез доходило. Но что всего удивительней – в бою получалось. Даже не задумывалась, всё делала автоматически, как надо.
Ну, а о чем мечталось тогда? Победа, конец войны – это понятно. А вот что-то своё, личное?
– Было и такое. Больше всего на свете хотела иметь туфли на высоком каблуке и платье. Красное. Обязательно «солнце-клеш». Однажды призналась в этом ребятам, имела неосторожность. Так они потом при каждом удобном случае подшучивали. Порой обижалась. Но Леша, если видел это, успокаивал: «Не сердись, Зина! Это – для настроения!»
А теперь, Зинаида Николаевна, о самом памятном бое. Ведь у каждого солдата, наверное, он есть.
– Конечно. У меня это был бой за Тернополь. Шла весна 1944 года. Точнее – апрель. Фашисты превратили город в крепость – в подлинном смысле слова. Из каждого окна, из каждого подвала готовы были ударить. А мы должны были город взять.
Помнится, Леша стоял в открытом люке. С кем-то балагурил. Увидев сигнал, крикнул: «Зина, заводи «коробочку»! Поехали за туфельками!» – даже тут не удержался.
Потом в смотровой щели запрыгали дома, развороченная земля со снегом, противотанковые ежи, рухнувшие стены. Мне было мало видно. Но слышала, как работал стрелок. Вокруг всё горело. Дым застилал улицы. То тут, то там рвались снаряды. Приходилось вести машину зигзагами, не только объезжая воронки и препятствия, но и выводя её из-под возможных ударов.
И всё-таки не повезло – напоролись на термитную мину. Танк закружило на месте, и я сначала всё пыталась его удержать – потом сообразила, что перебита гусеница. И тут мы загорелись. Выбирались через нижний люк, уже почти вслепую, задыхаясь. Падали в грязный снег, катались, пытаясь сбить пламя. Огонь охватил волосы, невыносимо жгло тело. Сквозь какое-то беспамятство слышала Лешкины слова: «Да полегче катайте, поаккуратней – девчонка всё-таки!» Огонь на мне погасили. И только тогда заметили, что я ещё и ранена. В ногу.
Но уже самое страшное миновало. Я радовалась, что все ребята живы, что наши наступают.
Потом был госпиталь. Долгое лечение. И – инвалидность второй группы в неполных шестнадцать. Война закружила и разбросала ребят из экипажа. Никого я больше не встретила.
А как сложилось после войны?
– После войны служила я в разных частях, потом в штабе Черноморского флота. Сейчас работаю в отделении милиции Гагаринского района Севастополя. Выросли дети – дочь и сын. Растут внуки. Дети пошли. наверное, в меня – оба прекрасно владеют и мотоциклом, и автомобилем…
Вы помните – Зинаида Николаевна обмолвилась о том, что в неполные шестнадцать она стала инвалидом второй группы. А как же потом – работа, работа ещё многие годы. Откуда силы взялись?
Она и тут осталась верной себе. Снова занялась спортом: гимнастикой, акробатикой, фехтованием, парусом. Она добилась невозможного – шесть раз завоевывала звание чемпиона флота в гонках под парусом. И это был ещё один подвиг этой невероятно скромной женщины, об участии которой в войне многие из сослуживцев даже не подозревали вплоть до того дня, когда на партийном собрании, принимая Зинаиду Николаевну в партию, услышали её биографию и увидели награды.
В Севастополе, на Зеленой горке, в районе, где долгое время жила Зинаида Николаевна Подольская-Уварова, стоит танк в честь славных освободителей города. Не зарастает к нему тропа. И среди цветов, положенных к его постаменту, нередко алеют и ее гвоздики – как память о суровых годах войны и друзьях, надежда на свидание с которыми не покидает ее до сих пор.

Записала С. Россинская
г. Севастополь
Журнал «За рулем» № 3, 1982.

Вот так вот. Обычная женщина, просто служила. Правда я больше не встречала информации, чтобы во время Второй Мировой женщины водили танк или бронетехнику! Хотя бы непродолжительное время.

Не зарастет тропа.....да, пока не зарастет...
Tags: календарь
Subscribe

  • Отдыхая

    В ленте много про осенний свет, недаром я читаю этих людей- сама люблю свет такой: Этот снимок сделала в 7:45 утра возле учзава: бежала на работу…

  • О разных

    Днепр и Хортица, ветреный и солнечный день одновременно. Учителя отмечают профессиональный праздник. Настоящий учитель- всегда их было единицы…

  • Мятущееся

    Небо сегодня менялось от нежно-голубого до темно-серого и наконец разразилось мелким дождиком.

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 4 comments